22:18 

АХ~
Название: Хэллоуин не повод для…
Автор: Торт-оборотень
Размер: 5 830 слов
Пейринг/Персонажи: young!Марс, Пикник, Сникерс, Тик-Так – команда Вайсс; Дирол, Несквик, male!Линдт, Милки – команда Шварц. Подразумеваются Дирол/ young!Марс, Пикник/Милки
Категория: слэш
Жанр: фантастика, мистика, стёб
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Работа для всех одна. И неважно, Тварь Тьмы твоё начальство или Охотник Света
Дисклеймер: Конфеты и марки принадлежат своим правообладателям
Примечания:
1. ретейллинг Weiss Kreuz
2. фамилия Сникерса – Марафон, поскольку до 1990 года батончик носил это наименование. А также существует батончик Snickers Marathon Smart Stuff
Предупреждения: намеренно утрированные персонажи, нецензурная лексика, вольное обращение с каноном и таймлайном WK, фандомные штампы


– Сладость или гадость? – хрипло осведомились из-под простыни.
– Очаровательно, – сказал Пикник, глядя сверху вниз на «привидение» и роясь в карманах плаща в поисках сладкого.
Лопнувший жвачный пузырь выстрелом прогрохотал на пустыре.
– Не далековато ли забрались, детки? – с сомнением посмотрел на них Сникерс.
Ещё один хлопок отбил у него всё желание узнавать ответ. Это были какие-то очень странные дети, больше походившие на очень-очень злобных лилипутов. Сникерс поёжился под оценивающими взглядами традиционных «зомби», «вампира» и «оборотня». Как пить дать – каннибалы. Вот только их для полного счастья не хватало.
Пикник нашарил в кармане горсть орешков в кокосовой глазури невесть какой свежести и ссыпал в подставленный мешок, во втором кармане обнаружилась пара склеившихся леденцов и початая упаковка жевательной резинки.
– Всё, – оповестил он, отряхивая руки.
– Маловато будет, – прохрипела «простыня».
– Всё, говорю, – повторил Пикник, демонстрируя пустые карманы. – И так заначки лишили, а зеркало не отдам, оно несъедобное, – и убрал обратно в карман зеркало.
Зачем ему нужно было пошорканное и поцарапанное мотоциклетное зеркало, Пикник наотрез отказывался отвечать. Может быть, он и сам не знал, зачем оно ему, но почему-то таскал с собой.
Третий звук лопнувшего пузыря вывел из себя Марса.
– Проваливайте! – рявкнул он, вытаскивая из-под плаща пистолет.
Это не произвело ровно никакого впечатления. Пришлось выстрелить в воздух.
– Тише-тише, – замахал на него руками Пикник, присев от неожиданности. А толпа «нечисти» даже не дрогнула. Сникерс закатил глаза и пошарил у себя в карманах. Выудив на свет пачку семечек, он кинул её в тот же пакет:
– Давай, малой, двигай отсюда. И компашку свою прихватить не забудь.
«Простыня» поцокала языком и прохрипела:
– Ладно.
– Счастливого Хэллоуина, – пожелал Пикник, чем заслужил четвёртый оглушающий хлопок жвачного пузыря.
Вайсс наконец-то оставили в покое. Сникерс едва успел придержать Марса, чтобы тот не начал палить вслед, все трое лишний раз подумали, что дети всё-таки были очень странными. И без родителей, хотя это даже было хорошо, кто знает, насколько странными могли оказаться уже они.
Марс повернулся и быстро зашагал по направлению к заводу. Здание только снаружи казалось заброшенным и пустым, на деле же там располагалась подпольная лаборатория по производству каких-то очень незаконных удобрений. Задачей Вайсс на сегодня было ликвидировать цех с производством, запечатать склад и вынести документы. Судя по тому, как Персия, он же Тик-Так, завуалировано угрожал, бумаги и съёмные носители и представляли главную ценность для него.
Первым звонком, что что-то пошло не так, стал вырубленный на своём посту вахтёр. Сникерс проверил пульс и кивнул, что всё в порядке, просто спит, видимо, пережали сонную артерию. Вторым звонком стала комната с точно такими же спящими охранниками.
– Если это Шварц, – протянул Сникерс, – то что-то они щедры на оставленные жизни.
– Они могли и память просто подправить, – ответил Пикник. – Благо, есть, кому этим заняться.
Вайсс раздражённо и тихо выругались. Кокетливая механическая тыковка на стене противно рассмеялась им в спины, помигивая фонариками. Как будто она заранее знала, что им ничего не светит.
Чтобы пробраться в цех, нужно было пересечь коридор, виляющий по всему этажу. Или Критикер предоставили ошибочный план здания, или проектировщик был сильно не в себе, раз умудрился так распланировать помещение, но в плане две трети поворотов отсутствовало вовсе.
– Какой-то один несчастный этаж, а завёрнут так, будто тут пятьдесят понапихано, – возмутился Сникерс.
Голова уже кружилась от бесконечных сворачиваний направо и налево. Если они ещё раз куда-нибудь свернут, он проложит себе путь напрямую через стены, неважно, чего ему это будет стоить. Но следующий поворот оказался последним и вывел их прямиком к распахнутой двери цеха, где мерно гудел компрессор и почему-то пахло озоном.
Марс прикинул места для установки бомб, когда они будут возвращаться назад, и двинулся через цех, ловко огибая бездонные ёмкости и громадные шкафы, подсвеченные синими диодами. Он вцепился двумя руками в пистолет и картинным пинком раскрыл дверь, ведущую в кабинет, где, как минимум, можно было бы устроить казарму для роты. Чутьё его не подвело, у него всегда зудело под ложечкой, стоило кое-кому определённому оказаться поблизости. И точно. Посреди всего металлического и пластмассового великолепия дружно расположились Шварц, хоть картину пиши. «Твари Тьмы в свой законный праздник». И надо же, тоже работали. То есть, бесчинствовали. Конечно, бесчинствовали. Твари Тьмы только этим и занимались.
– Ух ты, – сказал Несквик, глядя в маячившее неподалёку дуло. И даже руками всплеснул для вящей убедительности. – А где ты меч свой потерял, Форрест?
– Выкинул, – мрачно отозвался тот, продолжая целиться.
– Что, всё-таки Шварц? – спросил из-за его спины Сникерс и сам себе ответил. – Всё-таки.
– И ты теперь надеешься на огнестрел? – посочувствовал Несквик Марсу. – Калибр маловат.
Марс предпочёл не отвечать. Стандартные для Вайсс пистолеты двадцать второго калибра угнетали и его самого, но достать по-тихому другой он не успел, а меч против Кэдбери, его постоянного противника, – всё равно, что мёртвому припарка, выяснили ещё в первую встречу. Кто ж забудет момент, когда меч останавливают голыми руками? У Марса заныла спина, стоило только вспомнить эпичное приземление на неё. Поэтому меч спокойно дожидался своего часа в ножнах, спрятанных в секретном месте на плаще. Марс надеялся, что ему предоставится шанс отыграться на ком-нибудь.
– Дирол, а пулю, как меч, ты голыми руками сможешь поймать? – захихикал Несквик, поглядывая на шефа.
Шеф тоже предпочёл не отвечать, продолжая сортировать документы для заказчика.
– А что это вы такие нарядные? – поинтересовался Пикник, оглядывая извечно противостоящую им группировку. В этот раз они были в белых костюмах.
Но и с ним никто не пожелал продолжить беседу, отчего Пикник совсем не расстроился, а принялся уделять внимание Милки, в который раз поражаясь, почему эта милая и очень симпатичная девушка на миссии всегда носила мужские костюмы. Пикник был бы не против как-нибудь провести с ней время, она как раз подходила под его излюбленную возрастную категорию «восемнадцать плюс», если досье, предоставленное Критикер, не оказалось ошибочным. Хотя Тик-Так говорил, что пересекался с ней на парах в университете, и Пикнику очень не хотелось верить, что предмет его внимания окончил школу экстерном в пятнадцать лет. Пикник снова прошёлся взглядом по фигуре и вернулся к лицу с красивыми синими глазами. Но девушка заметила, что за ней наблюдают, смущённо опустила свои красивые синие глаза и подобралась ближе к Линдту. Пикник разочарованно кашлянул – немаленький Линдт в достаточной степени загораживал Милки, хоть та и была на удивление высокой для девушки.
– Я так понимаю, мы опоздали? – вопросил Сникерс, щёлкая багнаками. – Марс, ты-то чего молчишь? Так и будем смотреть?
Сникерс в праведном негодовании ещё раз щёлкнул багнаками. Шварц вечно смешивали им карты, появляясь или посреди миссии, или – что ещё хуже – опережая Вайсс. Кучка выскочек, задирающая нос от своих паранормальных способностей.
– Вряд ли вы уже сможете что-то исправить, – лениво отозвался Несквик.
Как будто намекая, что к их лидеру никому не подобраться, Шварц выстроились линией перед столом с вывернутым из стены сейфом.
Пикник снова уставился на Милки, которая теперь едва слышно переговаривалась с Линдтом. Из всей четвёрки Шварц именно она обладала огромной психокинетической силой *, и раскуроченная стена явно была её работой. Пикнику стало жарко – его всегда подспудно тянуло к сильным женщинам, которые могли за себя постоять. Даже пришлось немного расстегнуть плащ.
Марс огладил каждого из Шварц очень недовольным взглядом. Миссию можно было считать проваленной ещё с найденного вахтёра. Он мысленно послал на голову каждого противника внушительный список проклятий, чем заставил Несквика громко хмыкнуть.
– Как сестрица, Марс? – вежливо поинтересовался Дирол, одним глазом просматривая бумаги, а вторым поглядывая на Форреста.
– Желает здравствовать, – ответил тот, чувствуя, что ещё чуть-чуть и у него раскрошатся зубы от злости. Ну и наглость! Использовать его сестру, пребывающую в коме, как сосуд для демона в Ритуале для Эсцет, и ещё интересоваться состоянием её здоровья после этого!
– Замечательно, – продолжал Дирол. – Не будешь возражать, если мы её как-нибудь навестим?
– Буду, – чопорно отозвался Марс. Сестра хоть и вышла благополучно из комы, но ещё не очень хорошо себя чувствовала, поэтому её переезд в Австралию подальше вот от таких «гостей» откладывался. – Она вас точно не ждёт.
Дирол не стал ничего на это отвечать. Всё равно они сделают по-своему, и Марс не будет помехой. Несквик просканирует Баунти, а Дирол просчитает вероятность раскрытия её дара полностью, и если теория совпадёт с эмпирическими измерениями, мир увидит неплохую ведьму. Главное, правильно её обработать. О своих способностях Баунти пока не подозревала, да и Шварц узнали об этом случайно. Перед Ритуалом Несквик произвёл обычное сканирование её состояния и зацепился за короткий и тоненький оранжевый всполох в сознании. Он сообщил об этом Диролу, но вплотную заняться обнаруженным и поднять литературу удалось только после неудачного Ритуала. Оставалось только разрешить проблему своеобразного рода с братом Баунти, и можно было приступать.
Дирол взял в руки новую пачку бумаг и сосредоточился на них.
– Простите-извините, – в дверном проёме появился запыхавшийся Тик-Так, на ходу заряжая арбалет дротиками. – А, вы тоже опоздали... Вот чёрт, предлагал же больше не снимать обращение на видео! – искренне подосадовал он. – Только время зря тратится. Всё, в следующий раз звоню напрямую.
Шварц синхронно выгнули брови, выражая этим всё, что они думают о конкурирующей группировке.
Люди такие жалкие.
– Синьор Кэдбери, – Тик-Так решил перейти к дипломатии. – У меня к вам предложение: не желаете ли поделиться документами?
– Нисколько, – отказался Дирол, глянув на него поверх очков. – Но я могу отдать вам ненужные нам.
– Вынужден разочаровать, ненужные нам и самим ни к чему.
На это Дирол только развёл руками.
Тик-Так закусил губу, глядя на бумаги в руках лидера Шварц. Ронднуар уже успел подсуетиться и отправить своих телохранителей за собранным на Ферреро компроматом, который непременно уничтожит, и тем самым Тик-Так лишится неплохого козыря, когда надумает сместить его.
– Ладно, – с деланным равнодушием сказал Тик-Так. – Заберём так.
Насмешливые взгляды Шварц он проигнорировал. В своих стычках им иногда удавалось обхитрить конкурентов, но в этот раз Тик-Так не был так уверен, хоть и храбрился. До него дошли слухи, что после Ритуала Шварц вышли на новый уровень своих возможностей.
– Подожди, – остановил его Марс. – Ты, – он перевёл пистолет на Несквика. – Прекрати это уже.
– Прекратить что? – захлопал глазами Несквик. На сей раз удивился он по-настоящему.
– Ты знаешь.
– Нет, не знаю, – открестился Несквик. – Что бы ты мне ни приписывал, это не я.
– Ты. Знаешь.
– Вы только посмотрите, какая уверенность! Может, уже объяснишь подробнее?
Конечно, Марс ему не поверил. Его неверие фонило так, что воздух подёргивался, а временами даже пульсировал. Несквик мысленно потянулся через вязкий дёготь мыслей к разуму Форреста и одновременно осторожно стал подбираться к ментальным щитам Дирола. Сначала он не поверил в то, что увидел, поэтому усилил давление, но то, что ему открылось, не менялось. А видел он, как Дирол и Марс Форрест крепко завязаны друг на друге. Не только в клубке вероятных случаев, которые Форрест видел как сны, а Дирол как серию видений, но и в пикантных подробностях. Но даже не это произвело большее впечатление, а тот момент, когда Несквик понял, сколько вариантов развития событий перебрал Дирол, но так и не нашёл ответа, как избежать подобной связи. Якорь для провидца, как и для любого другого паранорма, сменить не так-то просто, а здесь крылось что-то иное. Несквик ослабил бдительность и громко расхохотался, за что немедленно схлопотал от Дирола.
– Ай, – ахнул он, переваривая полученную информацию и отходя от ментального удара Дирола. – Я… – он прервался, поочерёдно глядя то на Марса, то на Дирола, и прыснул. – Сочувствую вам обоим? – наугад предположил он, давясь смехом. – Короче, это пиздец.
– Несквик, – одёрнул его Дирол.
– Что, здесь до сих пор кому-то нет восемнадцати? Лучше ковыряйся в бумажках, а мне дай пережить потрясение.
Несквик отошёл к краю стола и спрятал лицо в ладонях, продолжая хихикать.
– Марафон, ты слишком громко думаешь, – он сквозь пальцы посмотрел на Сникерса.
– А ты слишком тупо себя ведёшь, – отрезал тот.
– А ты просто не знаешь, в чём дело.
– Так ты объясни, – подбоченился Пикник. – Нам здесь всем интересно. Где больше двух, говорят вслух.
– Несквик, – подал голос Дирол. – Ни слова. Марс, опусти уже пистолет.
Форрест в ответ отрицательно помотал головой.
– Моё дело предложить, – Дирол вернулся к бумагам.
Несквик заткнулся и начал прогуливаться вокруг стола, что-то бормоча на немецком и изредка дёргая себя за длинные волосы.
– Шеф, ты – сволочь, ты такая сволочь, – он яростно взлохматил свою шевелюру.
Открывшиеся сведения определённо сулили дополнительные головную боль и мозгоёбство. Куда только Ферреро со своими капризами девались. Несквик даже передёрнулся, стоило представить грядущее разнообразие в жизни.
– Слушайте, он вам ещё не надоел? – спросил Сникерс. – А то давайте мы его убьём?
– А мы можем рассчитывать на вашу возмездную помощь? – посмотрел на него Линдт.
– Расчёт наличными или безналичными? Валюта или драгметалл? – тут же деловито осведомился Тик-Так.
– Такой молодой, а уже Ферреро, – поцокал языком Несквик. – Нет, Форрест, это серьёзно не я, но твоя хорошая жизнь на этом закончилась. Как и у нас всех.
– Кто, если не ты? – продолжал Марс.
– Приведи мне хоть один убедительный аргумент, почему я.
– Шутки ради, – на полном серьёзе ответил Марс.
– Форрест, – с убийственным сочувствием посмотрел на него Несквик. – Если из тебя шутник как из полена, это не значит, что все такие же. Я не клинический идиот, чтобы впутывать в подобное шефа. Я бы сделал тебе Ферреро, которого ты же и грохнул. Или даже его труп.
Подавив в себе рефлекторный вопль «Умри!» при звуках ненавистной фамилии, Марс не торопился менять цель.
– Форрест, – раздалось откуда-то из глубин сейфа. – Он не лжёт, – Дирол выбрался с новой пачкой бумаг, поправляя на переносице очки. – И я бы хотел объяснить тебе сложившуюся ситуацию.
– Начинай, – позволил Марс, снова беря его на прицел.
– Готов публично огласить свои сновидения? – усмехнулся Дирол.
Марс насупился. Конечно, не готов, его и так вся четвёрка Шварц читала как открытую книгу, а некоторые и с подробностями. Он покосился на Несквика, который утратил весь интерес к их разборкам и от скуки уже стал просто прогуливаться по кабинету. Будь проклята его телепатия вместе с ним самим ещё раз.
Впрочем, судя по тому, как Пикник и Сникерс тоже разбрелись по разным сторонам, а Линдт и Милки всё сильнее увлекались беседой, скука приобретала массовый характер. Но над Марсом она была невластна. Он подобрался ближе к центру кабинета, где Дирол копался в бумагах, не спуская его с прицела. По пятам следовал Тик-Так в надежде всё-таки заполучить документы.
– Марс, это очень длинная история…
– Я не тороплюсь, – ввернул Форрест, игнорируя возмущённое покашливание Тик-Така за спиной.
–… я буду вынужден начать с самых основ, чтобы донести до тебя всю суть, а это займёт много времени. Предлагаю встретиться позже. Если будет угодно – на нейтра…
– Это ещё что за хуйня? ¬– вдруг перебил Сникерс.
– Ой-ой, когтистый, следи за языком… Еба-а-ать! – вторил ему следом Несквик.
– Да что у вас там… Ёбанный свет! – когда и на Пикника что-то произвело впечатление, остальные переключили внимание на них.
В дверном проёме стояло нечто и шевелило многочисленными щупальцами.
– Кыш, – предложил этому нечто Сникерс, разглядывая блестящие щупальца.
Нечто не спешило добровольно принимать предложение. На том, что являлось головой, появилась прорезь с зубами, весьма острыми на вид, и раздалось щёлканье.
– Эм… Оно очень похоже на одно из творений Мандерли, – Тик-Так так же во все глаза разглядывал шевелящиеся щупальца. – Ого! – вдруг приободрился он. – Неужели я всё-таки нашёл его лабораторию? Ай да я!
Монстр протиснулся через дверной проём, оторвав попутно дверь и часть стены, и медленно двинулся к людям. Марс сделал предупредительный выстрел, оказавшийся бесполезным. Надо будет намекнуть Тик-Таку, что пистолеты двадцать второго калибра даже детей не впечатляют и пора бы уже сменить огнестрельное оружие. Существо продолжало надвигаться, и Марс уже начал палить по нему. С тем же успехом он мог кидать горошинами в динозавра. То ли кожа чудовища была особо прочной, то ли пистолет двадцать второго калибра снова подводил.
– Его ядерной энергией кормят, что ли? – заметив, что пули Марса не причиняют существу никакого ущерба, Сникерс скептически посмотрел на свои багнаки. Дротики Тик-Така тоже не приносили эффекта, существо просто отбивало их щупальцами. А потом шарахнуло одним из них по стене, пуская трещины до самого потолка.
– Сейчас я его заарканю, – первым отмер Пикник, вытягивая леску.
Но существо оказалось проворнее, увернувшись от нити, оно пошло громить кабинет, превращая и мебель, и стены в труху. Сникерс сначала рванул назад к столу, но увесистое щупальце преградило ему дорогу и пришлось бежать в сторону, уклоняясь от обломков. Он едва не впечатался в шкаф, рухнувший под тяжестью осевшего с одной стороны потолка, но вовремя свернул, зато не удалось избежать столкновения с тушей приблизившегося монстра. По ощущениям туша напоминала наковальню – у Сникерса загудело во всём теле, начисто лишая ориентации в пространстве, и он уже не понимал, куда шёл и как. Очнулся только после падения, ощутив, что ноги что-то стреноживает. Оглядев себя, Сникерс разозлился – леска Пикника, в которую довелось неудачно наступить, запуталась насмерть и не поддавалась лезвиям багнаков, да ещё и цеплялась за них. Ох и порубит на фарш кое-кого Сникерс, когда выпутается. Если доживёт. Части стен и потолка продолжали рушиться, и у него были все шансы распрощаться с жизнью во цвете лет, если бы не Несквик, возникший рядом и ухвативший его за леску.
– Ну и что ты тут расселся? – крикнул он, для удобства наматывая леску на кулак. И дёрнул на себя. Леска, стягивающая ноги, лопнула, и Сникерс буквально подлетел.
Как раз вовремя – рядом плюхнулось блестящее щупальце.
– Шевелись, шевелись, Марафон! – орал впереди Несквик.
От его сверхскорости захватывало дух, страшно тошнило и хотелось отключиться, но Сникерс держался, справедливо полагая, что тогда Несквик его точно бросит.
Марс, успевший впустую потратить весь свой запас пуль, спешно прикидывал пути отступления. Рушащееся здание вызывало недавние неприятные воспоминания с рушащимся маяком, разница была только в том, что под ними не было в этот раз бездонного пласта воды, а непонятный монстр появился без всякого ритуала. Это дезориентировало. Накладывающиеся на реальность призрачные планировки мешали трезво оценить обстановку. Марс кашлянул, сосредотачиваясь, и последним, что он увидел, было щупальце, кидающее обломком, и Милки, внимательно смотрящий на него. И время будто затормозило. Обломок крутился, медленно приближаясь, пока не завис в воздухе точно над головой, а железная хватка на шее и такой заклятый голос не привели в сознание:
– Не спать, Форрест.
Кэдбери, утащивший его из опасной области, едва заметно кивнул, и обломок грохнулся на пол, раскалываясь на несколько кусков.
– Славный Милки, – подытожил Дирол, подталкивая Марса в спину. Но от очередного обломка не спасли ни дар предвидения, ни чужой телекинез. Где-то недалеко раздалась ругань на немецком.
– Яй! – уворачиваясь от куска потолка, мимо проскакал Несквик, таща за собой на леске связанного Сникерса.
Творящийся хаос грозил приобрести масштабы поглобальнее, но спасение пришло неожиданно.
– Вот ты где, – пробился через всё многообразие звуков манерный голос.
Грохот, стрёкот и писк прекратились как по волшебству.
– Виспа, милая, прекрати, – снова прозвучал у выхода этот голос.
Неизведанная херня навострила щупальца.
– Иди сюда, – продолжил голос.
Виспа – теперь существо можно было называть по имени – как-то вся затрепетала и даже немного обмякла, послушно поползла на голос.
– Зачем ты сбежала? – укоризненно спросил голос.
Виспа заклекотала, щупальца нервно взвились в воздух и сложились кольцами вокруг обладателя голоса. Которого наконец-то стало видно.
– Ну кто бы сомневался, – пробормотал Несквик.
– Мхпм, – поддакнул Сникерс, всё ещё борясь с тошнотой.
– Мандерли! – возмутился Тик-Так, выскакивая из-за какого-то куска потолка. – Так здесь нет твоей лаборатории?
– Конечно, нет, обычно я умею прятать разработки, – ответил Мандерли, наглаживая своего монстра. Тик-Так готов был поклясться, что монстр при этом покрылся румянцем. – Виспа сбежала, кто-то был очень невнимателен с ней. Она ещё плохо переносит общество незнакомых людей.
Виспа согласно свистнула и заурчала под хозяйскими поглаживаниями.
Тик-Так закатил глаза. Ничего, до лаборатории брата его руки однажды дотянутся. Посмотрим, кто тогда на ком экспериментировать будет. Тик-Так отвлёкся от многообещающих мыслей и закрутил головой в поисках команды.
Марс пошевелился. Вернее, предпринял попытку пошевелиться.
– Форрест, – ехидно и незамедлительно осведомился Дирол. – Мой живот не мешает твоему локтю?
– Так, может, ты уже встанешь с меня? – зашипел в ответ Марс. – Разваливающиеся стены и потолок ещё не повод доводить свою наглость до вершины!
Спихнув с себя Кэдбери, он окинул взглядом окружающую картину – очередная часть стены или потолка загнала их в угол, плотно упёршись в обе стены и лишая свободного выхода. Оставалось только перебираться через неё.
– Подсоби-ка, – Марс опёрся на колено Дирола, нарочито поелозив ботинком по когда-то белой ткани, и вцепился в выступ на обломке, подтягиваясь на руках и сталкиваясь нос к носу с Линдтом. Тот помог ему выбраться, но у Марса всё равно осталось ощущение, что ему бы с удовольствием отрезали голову и спихнули обратно. Надо будет спросить у Сникерса, как он выдерживает взгляд одного-единственного глаза Линдта, когда им доводится сходиться в рукопашном бою. Наверное, впервые Марс был рад заполучить в соперники Кэдбери – выдержать постоянные насмешки проще, чем откровенно кровожадный взгляд.
– Что происходит? – спросил Дирол, когда оказался на свободе.
– Владелец объявился, – ответил Линдт.
– Ну кто бы сомневался, – повторил за Несквиком Дирол, разглядывая Мандерли и жмущегося к нему монстра.
Марс отвёл Тик-Така в сторону:
– Где остальные?
– Сникерса вон Нестле тащит, – Тик-Так кивнул в сторону. – А где Пикник – не знаю. Попробую с ним связаться, но у меня наушник барахлит, – он постучал по уху.
А Марс свой наушник потерял.
Применить леску к существу оказалось бесполезным занятием и напрасной тратой материала. Чудище разорвало леску как гнилую нитку, и все ловушки, которые Пикник плёл, воображая себя пауком, никакого результата не принесли. Равно как и попытка заарканить монстра. А вот щупальце, приближающееся к Пикнику со скоростью кометы, явно могло нанести ему непоправимый ущерб, если бы не натолкнулось на какую-то невидимую преграду, как на щит. Пикник собрался было удивиться, но что-то сильно толкнуло его в спину, и он вылетел в плохо освещённый коридор. Слабый шорох заставил обернуться, и Пикник наткнулся взглядом на Милки.
– А кто это у нас тут такой красивый? – проворковал он, мгновенно забывая обо всех существах и глядя только на предмет своего обожания.
Милки зарумянился против воли – дурацкое пикап-мастерство Пикника в стиле «а мне до сих пор пятнадцать лет» почему-то действовало.
– Ты тоже ничего так, – через силу прошептал он на чужой комплимент, отступая в тень.
Какая уже может быть субординация в обращении, когда на протяжении достаточно долгого периода времени приходится встречаться четыре на четыре, убирать цели и бить друг другу морды? А некоторые ещё и пиво тайком потягивают на пару – Милки как-то случайно подслушал телефонный разговор Несквика и Пикника. Тут уже, считай, большая склочная семья. Все свои.
– Хочешь, покажу чудо? – спросил Пикник, странно поигрывая бровями.
Он опёрся плечом на стену, принимая, по его мнению, выгодное мужественное положение, и вытащил непостижимым образом уцелевшее мотоциклетное зеркало. Вот и настал его звёздный час.
Милки с трудом удерживал себя от желания закрыть лицо рукой и побиться головой о стену.
– Смотри, красавица, – Пикник, продолжая поигрывать бровями, повернул зеркало к Милки, хотел уже подойти ближе, но его вжало в стену, буквально распластывая по ней.
– Кэдбери, – неожиданно низким голосом сказала нахмурившаяся «красавица». – Если ты с таким же успехом в клубах парней от девушек отличаешь, мой тебе совет – проверь зрение. Или задумайся над своей ориентацией.
Пикник понял, что впервые услышал голос предмета своих мечтаний, и он его изрядно удивил.
– Так, не понял, – сказал Пикник, уже совершенно по-новому глядя на Милки. – Нет, я не понял…
И вдруг мысли понеслись в его голове, сшибая друг друга: вот всплывшее досье от Критикер с фотографией, вот строка с именем и фамилией, с кодовым именем, вот с возрастом, со способностями… и, наконец, строка с гендерной принадлежностью, где чётко и ясно зафиксировано: пол – мужской.
– Ух, – только и смог выдавить из себя Пикник.
Угораздило же зациклиться на строке с возрастом, как тут не угораздит, если идеально подпадает под принципы.
– Не верю? – почему-то спросил он.
– Мне перейти к демонстрации? – вскинул брови Милки.
– Да я бы не отказался, – ляпнул Пикник, после чего его чувствительно приложили затылком об стену.
Милки что-то негодующе прошипел и ушёл, оставив Пикника считать звёзды и вправлять себе мозги самостоятельно.
– Пик-ник, – раздалось с треском в наушнике. – Ау!
– М, – отозвался он, закрывая глаза. Так стены и потолок не менялись местами с сумасшедшей скоростью.
– Ты где? – спросили в наушнике.
– Нзню, – буркнул он, укладываясь на пол. Стало немного легче.
– Где? – снова спросил наушник, но Пикник уже его не слышал.
Съездив себе несколько раз по лицу, он всё-таки добрался до уха и вытащил надоедливый наушник.
– Молчит чего-то, – пожал плечами Тик-Так. – Ты иди к машине, а я его найду.
Марс кивнул и замкнул шествующую к выходу процессию из Виспы, Мандерли, Шварц и Сникерса, которого всё ещё тащил Несквик. Виспа, не утруждаясь, проламывала себе дорогу через стену напрямую, избавляя всех от необходимости петлять по многочисленным коридорам. Оценив масштабы разрухи, Марс пришёл к выводу, что завод и без дополнительных взрывов обречён.
Выбравшись на улицу, Милки сразу забрался в джип и больше ни разу не показался, оставив Линдта освобождать Несквика и Сникерса от лески. И если Несквика ему выпутать удалось, то Сникерса ждало разочарование:
– Выбирай, – сказал Линдт. – Или я отрываю тебе руки вместе с твоими когтями, или так ходи.
– Я лучше у своих распутаю, – отказался Сникерс и махнул на прощание связанными руками.
Мандерли подошёл к делу основательно и пригнал за своей зверюшкой огромный фургон. Виспа послушно замерла около него, пока он оценивающе оглядывал Марса.
– Классный плащ, Форрест, – Мандерли подобрался ближе, за ним, как на привязи, следовала Виспа. – Кожаный? – он потёр указательным пальцем рукав. – А это что? Кевларовые вставки? И не тяжело таскать такой?
Марс немного оторопел от такого наскока.
– А кобура сбоку или под плащом крепится? – Мандерли, не стесняясь, полез проверять. – А много вообще под ним пронести можно? Телевизор поместится? Я имею в виду, плазменную панель дюймов хотя бы в двадцать четыре диагональю…
– Синьор Ферреро, – тарахтение Мандерли было прервано Диролом, протирающим свои очки. – Нам пора. Пригласите, пожалуйста, ваше… животное в фургон.
Дирол убрал платок в карман и переложил пачку документов из наружного кармана во внутренний. Вот он профессионализм, чтобы ни случилось, работа сделана. Марсу оставалось только исходить злобой и ненавистью. И за профессионализм, хотя он склонен был считать это простой везучестью – быть пророком и не пользоваться своим даром стал бы только самый никчёмный неудачник, – и за выверты подсознания, в которых себя винить исключительно не хотелось. Да и не за что, Марс в этом был уверен.
– А, Виспа, – Мандерли ещё раз окинул оценивающим взглядом его верхнюю одежду. – Однозначно классный плащ. Немного БДСМ-ный, почти мечта фетишиста, но классный.
Он кивнул Марсу на прощание и неспешно отправился с Виспой, недовольно приговаривая:
– Что за люди, не разобрались, палить начали, напугали несчастное создание…
– До встречи, – Дирол отсалютовал двумя пальцами и ушёл вслед за ним, оставив Марса злобно скрипеть зубами, пока Тик-Так не приволок на себе косящего глазами Пикника.
– Здорово его приложило, – оповестил Тик-Так под печальные вздохи напарника.
Марс помог дотащить его до машины, прислоняя к капоту, и принялся рыться в карманах в поисках ключей. Пикник продолжал тоскливо вздыхать и косить в сторону удаляющегося джипа Шварц и фургона с Виспой.
– Надо будет поговорить с Ронднуаром, чтобы заставил Мандерли разгребать последствия, – Тик-Так поморщился, разглядывая основательно разваленный завод. Не любил он вступать в разговоры со старшим братом, но угрозы Ронднуара на Мандерли действовали эффективнее, чем угрозы Тик-Така. На это пока велись только Вайсс, но потенциал у Тик-Така был, и он собирался его развивать.
– Ну-ка отцепи от меня свою херню, пока я не взорвался от бешенства! – проорал Сникерс, налетая на Пикника и сшибая его на землю.
– Сникерс, ну что ты делаешь! – завопил Тик-Так, кидаясь на помощь. – Мы с таким трудом его поставили прямо!
– Да ебись это ваше «прямо»! – продолжал беситься Сникерс. – Отцепляй, кому сказал!
Марс сгрёб Пикника и затолкал его на переднее сидение автомобиля, а Тик-Так уговорил Сникерса забраться на заднее, посулив, что в дороге выпутает его багнаки из лески.
– Я надеюсь, настоящих привидений сегодня не будет? – Сникерс следил, как Тик-Так расстегнул один из багнаков.
– В мире, где существуют Шварц, демоны и всякие монструозные создания, я бы не был так уверен, – «приободрил» его тот. – Зато цех и склад разнесли за нас. Почти не потратились, – и он довольно улыбнулся, но тут же помрачнел, потому что главного – документов – он всё-таки не заполучил.
Поэтому с провалом миссии они поздравили себя за поздними ужином и чаепитием, на которые неожиданно остался Тик-Так, откровенно забив на все свои дела и обязанности. Тяжеловато это – неожиданно сделать столь значительный карьерный шаг, переквалифицировавшись из сиротки-убийцы в семейного человека-убийцу. Тут тебе и дополнительные требования, и большая ответственность, и интриги нового уровня.
Марс допил чай и уставился в окно. Он всё ещё обдумывал предложение Кэдбери всё объяснить по поводу навязчивых сновидений, оказавшихся не шуткой Нестле. Да и вот это его уверенно брошенное «до встречи» явно намекало, какое решение примет Марс.
– А вы знали, что Шварц – все парни? – вдруг грустно спросил Пикник, дожёвывая последний кусок курицы с тыквой.
Обследование никакого сотрясения мозга не выявило, но врач рекомендовал постельный режим на пару часов. Пикник выждал положенное время и отправился слоняться по магазину, складу и жилой части, не переставая при этом понуро вздыхать, чем сильно выводил всех из себя. Помочь с приготовлениями к ужину его не стали просить только потому, что был велик риск лишиться напарника, а Тик-Так отказался присылать кого-нибудь нового на замену, мотивировав тем, что к новичку придётся долго привыкать, да и сразу не доверишь прикрывать спину. «Терпите», – сказал Тик-Так, с остервенением нарезая тыкву. Всё-таки был Хэллоуин и хотелось отдать дань тыквенным традициям.
– Да по ним вообще-то видно это, – покосился на него Сникерс.
– И мелкий у них тоже парень, – ещё грустнее сказал Пикник.
– И по нему это тоже всегда было видно, – «обрадовал» его Марс, по-прежнему глядя в окно.
– Но я же… Но я же его в юбке и на каблуках видел, – немного воспрял духом Пикник. А вдруг и он ошибся, и досье?
– А, он тогда с этой встречался… как её… – начал было Тик-Так, защёлкав пальцами.
– Младшая в Шрайент, – подсказал Сникерс.
– Ну да, – согласился Тик-Так. – Всё время забываю, как её зовут. И она устроила ему истерику, что, дескать, в узкой юбке неудобно, на каблуках очень трудно ходить, а он, такой-разэтакий, три часа пешком болтался с ней по городу. Ну, он и решил узнать, правда это или нет.
– И что дальше?
– Да ничего, – отозвался Сникерс. – Послал потом и её, и каблуки.
– Не понимаю, надела бы штаны с сапогами, они же так постоянно на все задания ходят, – Пикник покрутил в руках соломку.
– Бабы, – развёл руками Сникерс.
– Кто-нибудь вообще помнит их младшую? – задумался Пикник, всё-таки откусывая от соломки. Врага надо знать в лицо, но в этот раз с этим явно были проблемы.
В кухне повисла тишина.
– Какая-то она у них… неприметная, – первым нарушил паузу Сникерс. – И как он её только углядел?
– А ты откуда знаешь, кстати? – вдруг удивился Тик-Так.
– А это мне рыжий все мозги пролечил, пока таскал за собой на леске, которую кое-кто раскидал повсюду. Удильщик, блядь!
– А ты сам откуда знаешь? – ревниво спросил у Тик-Така Пикник, игнорируя Сникерса.
– Милки мой фейк со своего фейка на Фейсбуке нашёл, мы с ним иногда там переписываемся, если не видимся на лекциях.
– На Фейсбуке, говоришь, – задумался Пикник.
– Могу продать адрес, – Тик-Так почувствовал потенциальную наживу.
– Такой молодой, а уже Ферреро, – повторил Пикник слова Несквика, меланхолично зажёвывая ещё одну соломку.
– А твоя фамилия Кэдбери, да толку в этом, – в тон ему отозвался Тик-Так.
Марс, заслышав эту фамилию, сжал в руке кружку. Кружка протестующе затрещала. Марс вылил остатки чая в раковину, сполоснул кружку и вышел. Через пару минут входная дверь хлопнула, а с улицы послышался звук мотора Порше.
– А что, – Тик-Так ногой потыкал ногу Пикника под столом. – Ты запал на Шварца? Где ты его в юбке-то видел?
– Когда заказы развозил, – Пикник зажевал очередную соломку. – Случайно.
– Ты ж всегда говорил, что парни тебя не интересуют, – удивился Сникерс, пересаживаясь на место Марса и нашаривая пульт от телевизора. Футбольный матч – вот, что ему нужно. Он точно скрасит самый мерзкий Хэллоуин в жизни Сникерса.
– Да я что-то уже не уверен, – Пикник грустно хрустнул новой соломкой.
Марс тем временем уверенно рулил в сторону резиденции Шварц. Пора было уже поставить точку в этих странных недоотношениях. Марс передёрнулся, стоило только подумать об этом. Наверняка Кэдбери сам не в восторге, а значит есть шанс навсегда избавиться от порнографических сновидений. Марс припомнил особо яркий сон с небольшой сессией БДСМ, где он был только в своём плаще – чёртов Мандерли Ферреро, как в воду глядел, обзывая его плащ мечтой фетишиста – и что с ним вытворяли. Осознав, что прекращение ещё не начавшихся отношений лишит его львиной доли экспериментов, Марс немного подрастерял решимость, но тут же одёрнул себя и прибавил скорость. Не будет ничего между ними. Или пусть Кэдбери находит способ разорвать этот круг, или Марс не откажет ему в смерти. Только сначала «обрадует» грядущей перспективой личной жизни младшего Шварц и не младшего Вайсс. Это так грело душу. Если Дирол ещё не углядел этого в своих видениях, конечно. Неправ оказался Тик-Так, в чём обоих Кэдбери и объединяла фамилия, так это в упорстве, если что-то им нужно было заполучить. Марс давно ещё провёл аналогию и изредка подкалывал Пикника по поводу возможных родственных отношений с Диролом. Пикник бесился, но упорно отрицал все родственные возможности.
Марс оставил Порше в полуквартале от резиденции Шварц, чтобы не привлекать лишнее внимание их соседей. Он прокрался по стеночке к крыльцу и надавил на звонок. Птичья трель причудливо просвистела в глубине дома.
Дверь открыл хмурый Несквик. На скуле у него снова красовался синяк. Видимо, Шварц уже успели отчитаться перед старшим Ферреро и тот снова уделил Несквику чрезмерное внимание. На его месте Марс бы уже начал делать какие-нибудь выводы.
– Дирол! – крикнул Несквик, скалясь. – Ты мальчиков вызывал?
– Не смешно, – донеслось откуда-то сверху.
– Не вызывал. И я не вызывал. И остальные не вызывали. И ничего не покупаем, – Несквик не спешил радовать Марса гостеприимством.
– Ничего и не продаю, – оттеснил его с порога Марс, не дав захлопнуть перед носом дверь.
– Я слышу, о чём ты думаешь, – сказал ему вслед Несквик.
– Так пойди и задумайся над этим сам.
Несквик заткнулся и завис.
– Дверь-то закрой, – сказал Марс. – Сквозит.
Когда Несквик не пошевелился, продолжая пялиться в пространство, Марс вернулся и захлопнул дверь сам.
– Спасибо, – пробормотал Несквик, переводя стеклянный взгляд на него. – Но меньше думай.
Возле лестницы они разошлись – Марс отправился наверх искать Дирола, а Несквик свернул на кухню, попутно прихватив с комода небольшое ручное зеркало.
Насупленный Милки, сидящий за столом, следил за движениями Линдта, размеренно готовящего какао. Волны негодования чуть покачнули Несквика, видимо, Милки на что-то сильно сердился.
– Ой, – сказал Несквик, садясь на стул рядом. – Сбавь обороты.
– Я не могу понять! – возмутился Милки, негодование заколебалось вокруг сильнее. – В каком месте меня можно принять за девицу?!
– Успокойся, – не очень внятно проговорил Несквик, разглядывая свой синяк в зеркале. – Ни в каком.
– Тогда почему меня постоянно называют девчонкой? – Милки всплеснул руками, едва не выбив у него зеркало.
Несквик немного отвернулся в сторону, уходя из зоны поражения, и уже сам покосился на Линдта в ожидании какао – это единственное, что могло успокоить Милки, – и вернулся к своему синяку. Ну и урод этот Ферреро. Патлатый урод. Придёт время, и Несквик припомнит ему весь список, мучиться похлеще папаши будет, хоть того Форрест и прирезал по-быстрому в порыве своей вендетты. Хотя начать уже можно сейчас, Форрест подсказал неплохую мысль с подменой снов, нужно только выбрать тему подходящую.
– Серьёзно, что не так? – продолжал возмущаться Милки. Нелепые сомнения по поводу его пола всегда выводили из себя.
Несквик ещё раз покосился на него. Однажды, когда он решит распрощаться с жизнью, обязательно скажет Милки, что на самом деле у него девичьи черты лица.**
Сверху раздался грохот. Несквик кинул взгляд на потолок, а потом на часы над кухонной дверью.
– И пяти минут не продержались, – пробормотал он. – Ох, разобьёт Форрест голову свою, если так падать будет.
Перед ним появилась кружка с какао. Несквик отложил зеркало и с удовольствием отвлёкся от мрачных мыслей, кивком поблагодарив Линдта. Милки, уже успевший ополовинить свою кружку, забыл про все недовольства и теперь блаженно жмурился. Тыквы на его кружке щербато и довольно скалились.
Сверху продолжало греметь.
– Ну, чувствую, заживём теперь, – сказал за всех Линдт, выбирая из коробки праздничное тыквенное печенье.
Механическая тыковка, стоящая на холодильнике, подпрыгнула при очередном грохоте и что-то прочирикала.

Две недели спустя
– «Кошачий дом», слушаю, – снял трубку надрывающегося телефона Пикник.
– Кэдбери, – раздался оттуда бодрый голос Несквика. – Приезжай пить.
– Нет, – отрезал Пикник.
– «Волосатые кокосы», «Шарики полковника», «Жеребец Астарты»…
– Это нифига не прельщает, только показывает степень твоей извращённости.
– Ты что, никогда таких коктейлей в клубах не пробовал?
– Нет. Меня одни названия отпугивали.
– Ладно, перехожу к более убедительным аргументам. Дирол сбежал, а Форрест поехал его возвращать.
– Нет, – повторил Пикник, но голос его предательски дрогнул. Можно было свалить на кого-нибудь свою утреннюю смену, а самому поспать подольше.
– Линдт ушёл к самому младшему Ферреро.
– Зачем? – удивился Пикник.
– Внезапно выяснилось, что их младшему не чужд оккультизм. Со словами «оккультизм оскорбляет бога» Линдт упёрся к нему. Наверное, займутся жертвоприношениями. Давно район пора было зачистить.
– Всё равно нет, – Пикник решил стоять на своём.
– А наш мелкий сегодня дома, – торжественно закончил Несквик.
– Чёрт, – сразу сдался Пикник, забывая и об утренней смене, и о желании поспать подольше. – Умеешь ты уговаривать. Еду.

* Два из пяти официальных профайлов Шварц утверждают, что способность Вундеркинда – психокинез. Психокинез более широкое понятие, охватывающее любое воздействие мысли на предмет: телекинез, телепортация, пирокинез, левитация и т.д.
** Два из пяти официальных профайлов Шварц утверждают, что у Вундеркинда девичьи черты лица.

@темы: мейл!Линдт, Фики, Тик Так, Сникерс, Слэш, Пикник, Несквик, Милки Вэй, Марс, Дирол

URL
Комментарии
2014-11-01 в 01:56 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
Сразу скажу, что совсем не в курсе Weiss Kreuz, поэтому события в тексте кажутся мне немного сумбурными и не всегда понятными. Но я верю, что в первоисточнике все так и было))

Идея с Милкой=Милки мне оч.понравилсь, Пикника просто реально жалко :lol: Надеюсь, у него с Милки все-таки что-то получится))
Кстати, карту с предполагаемым родством Пикника и Дирола вы тут разыграли, а как же Милки и Марс? то, что они братья - это такой же устоявшийся "фандомный штамп"..


на деле же там располагалась подпольная лаборатория по производству каких-то очень незаконных удобрений
И Марс собирался этот завод удобрений взорвать? :facepalm3: Я понимаю, почему в итоге от него сбежал Дирол - от таких маньяков надо держаться подальше, как от Чернобыля :lol:

Тик Так, мечтающий сместить Ронда и Мандерли-ценитель моды - это просто мимими:heart: :lol:
(отдельного мимими заслуживает и Виспа - такой ее еще точно не изображали)))

Несквик тут тоже очень клевый! :crazb: Действительно, что же от него нужно Ронду, хмммм? Это тема требует отдельного серьезного расследования! )))

Сцена с Линдтом, Милки, Несквиком и какао - самая милая в этом тексте :inlove: Все-таки какао - очень сильная вещь, магическая!)

Спасибо за текст :red: с ним мой личный хелавин стал намного веселее)

2014-11-01 в 10:49 

Спинозавр
крлс, крлс, не пркрлс
Ааа, автор *обнимая подушку*
Какое все милое!!
Это были какие-то очень странные дети, больше походившие на очень-очень злобных лилипутов.
Вот просто - я знаю это чувство, бро.
Тик-Так, завуалировано угрожал
Вот чёрт, предлагал же больше не снимать обращение на видео! – искренне подосадовал он. – Только время зря тратится. Всё, в следующий раз звоню напрямую.
Тик Так просто любовь, и свет, и логика, и небо с аллахом
НО НЕСКВИК!
Кричу и плачу, правда. Телепат, нахал и ругается на немецком!
– Такой молодой, а уже Ферреро
*всхлип*
– Виспа, милая, прекрати
*всхлииииииип*

Спасибо, потрясающая история!

2014-11-01 в 17:56 

Opossum-art,

совсем не в курсе Weiss Kreuz
тем ценнее ваш отзыв

Пикника просто реально жалко Надеюсь, у него с Милки все-таки что-то получится))
Естественно! :eyebrow: Он уже уехал повторно демонстрировать своё пикап-мастерство :eyebrow: :lol:

Кстати, карту с предполагаемым родством Пикника и Дирола вы тут разыграли, а как же Милки и Марс? то, что они братья - это такой же устоявшийся "фандомный штамп"..
Решение с родством Марса и Милки простое - у Милки другая фамилия, Вэй в данном фаноне именно фамилия, поэтому они не родственники от слова совсем :small: А упор пришёлся больше на штампы WK :small:

И Марс собирался этот завод удобрений взорвать?
Правда, удачно появилась Виспа? :lol:

Несквик тут тоже очень клевый! Действительно, что же от него нужно Ронду, хмммм? Это тема требует отдельного серьезного расследования! )))
У них очень сложные взаимоотношения :depress2:

Спасибо за текст
Спасибо, что прочитали, и спасибо, что указали на недостатки :red:

Спинозавр,

НО НЕСКВИК!
Тварь Тьмы, о да :love: А ещё он чужое сознание контролирует

Спасибо, что приобщились! :red:

     

Ассорти Хэллоуин

главная