Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:22 

АХ~
Название: Шоссе 66
Автор: Торт-оборотень
Бета: Торт-оборотень
Пейринг/Персонажи: Марс/Рафаэлло, Нутелла, Тик Так, Лайон, Скиттлз, Пикник, Сникерс, Баунти
Рейтиг: PG-13
Размер: 7 150 слов
Жанр: экшен, мистика, романтика, дорожная история
Саммари: «Мы существует вне времени, пока несемся по этой дороге в никуда» (с)
Предупреждения: OOC, насилие, упоминается каннибализм.

«Когда я свернул не туда?».
Это был единственный вопрос, мучивший Марса. Навигатор предательски молчал, а в какой-то момент совсем погас, будто кто-то специально отрубил провода. Марс несколько раз постучал по умному железу, в надежде, что тот отзовётся на грубую силу. Но вместо этого на экране навигатора появилась трещина. Громко чертыхнувшись, Марс остановил свою чёрную «импалу». Осмотревшись по сторонам, он несколько раз постучал пальцами по рулю. Возвращаться? Но Марс совершенно не помнил никакого поворота, из-за которого мог бы оказаться на этом шоссе. Он ехал строго по карте.

Набрав номер Баунти, он вновь услышал молчание − даже электронный голос оператора не радовал его своей беседой. Чертовщина какая-то.
Датчик показывал, что бензина осталось совсем немного, а за два часа непрерывной гладкой дороги Марс не увидел ни одной заправки или указателя.
− Вот дерьмо.

Марс всё же решил ехать вперёд − на дорогу назад у него уже не было времени. Впереди маячил ржавый закат, чёрные ночные облака затягивали небо так, что, казалось, он видит растянувшуюся зловещую улыбку.

В мышцах появилась знакомая вибрация − свидетельство того, что Марс долго находился за рулём и не спал. Он рассчитывал преодолеть эту дорогу за двадцать четыре часа и к Хэллоуину быть у Баунти в Нью-Мексико, но сейчас он понимал, что нужно было выехать заранее. Баунти и так злилась на него, что он редко её навещал, да ещё и племянники по нему соскучились, поэтому Марс решил, что на Хэллоуин сделает им сюрприз. Но, кажется, что он отменяется.

Дорога была слишком хорошей: ни одной кочки или ямы, ровная белая линия. Такое впечатление, что только вчера тут кипели дорожные работы. Но за всё время Марс ни встретил ничего, чтобы свидетельствовало об этом.

Солнце скрылось за горизонтом. Ещё несколько минут небо было серым, а потом совсем почернело. Вдали не было ни одних встречных фар. То и дело Марс поглядывал на циферблат бензина, который неумолимо катился вниз, а впереди − одинокая, пустая дорога. Перспектива застрять здесь Марса нисколько не радовала.

Однако дорога оказалась не такой уж и пустой. Свет фар осветил фигуру возле дорожного знака. Это случилось настолько неожиданно, что Марс не сразу понял это. Останавливаться он не собирался − попутчики ему были не нужны. Но в какую-то долю секунды машина сама остановилась, погасла, и как бы Марс не дёргал ключ зажигания, импала отказывалась двигаться.
− Какого чёрта? – рыкнул он, когда все его действия оказались бесполезными.

Соседняя дверца открылась, и в салон залез человек.
− Уф, а я уже испугался, что ты не остановишься.
Марс удивлённо пялился на кучерявого пришельца, завёрнутого в очень длинное пончо. Такого счастливого и такого бесстрашного, сразу перешедшего на «ты», как будто они сто лет знакомы.
− А я и не останавливался,− процедил он сквозь зубы.
Марс надеялся, что понятно выразил не высказанное вслух «убирайся ко всем чертям».
− Оу, − на лице незнакомца не возникло ни одной морщинки задумчивости. − Ну, нам всё равно по пути…
− Ты кто такой, чёрт возьми?
− Рафаэлло,− он вытащил руку из-под пончо и протянул ему.
Марс с опаской посмотрел на него, сомнительно, что под одеждой спрятано оружие, но отчего-то оно этому Рафаэлло не по размеру. Руку он не пожал.

− С чего ты решил, что нам по пути?
Рафаэлло спрятал свою руку под пончо.
− На этом шоссе нет других поворотов, подбрось меня до первого перекрёстка, а дальше я по своим делам, ты по своим,− пожал плечами Рафаэлло.

Марс нахмурился: он терпеть не мог попутчиков, но отчего-то выгнать этого Рафаэлло не смог. На улице стало так темно, хоть глаз выколи, − он только сейчас это заметил, когда фары машины погасли.
− Сдохла, − констатировал Марс. − Боюсь, мы никуда не поедем.
− Почему? – удивился Рафаэлло, поглядывая на него. – Ты ведь ключи из зажигания вынул, заводи давай.
Марс цокнул, мол, без тебя знаю. Повернул ключ, и машина загудела, и засветилась, как по взмаху волшебной палочки.
− Дьявольщина, − под нос себе выругался Марс.
− Вот видишь,− Рафаэлло по-дурацки улыбался.
В салоне стало светло, и Марс теперь мог разглядеть его. Наверное, он слишком долго это делал, потому что Рафаэлло тоже повернулся к нему, вопросительно изогнув брови и на всякий случай потрогав свой нос.

− Ты на привидение похож,− выдал Марс.
− Нет, не похож,− заявил Рафаэлло, так, как будто встречал их не раз. − Вот, потрогай.
Он коснулся его ладони. Руки у него были тёплые.
Марс раздражено оттолкнул его и наконец-то сдвинул машину с места.
− Не боишься меня? – зачем-то спросил он, когда погасил свет в салоне. – Может, я маньяк.
Рафаэлло вдруг рассмеялся.
− Из нас двоих скорее я похож на маньяка. Кстати, как мне тебя звать?
Марс нахмурился, но всё же ответил:
− Марс.
− Очень приятно познакомиться.
В ответ Марс только хмыкнул: о себе он такого сказать не мог.

Впереди ничего не было видно − только свет фар от его машины, освещающий дорогу. Они проехали в тишине несколько минут, и за это время Марс уловил несколько вещей: в салоне пахло кокосом, а от его попутчика исходил белесоватый свет, который Марс уловил боковым зрением.
Особенно это было заметно на его кучерявых волосах.

− Как ты сюда попал?
− Так же, как и ты. Меня сюда привезли, − как ни в чём не бывало пожал плечами Рафаэлло.
− Зачем? – удивился Марс. Ему казалось это странным: сколько он уже ехал, но ни одной живой души не видел.
− Я должен встреть одного человека и проводить его.
− Этот человек без тебя не сможет найти дорогу? – Марс не особо верил светящемуся человеку.
− Ну, − Рафаэлло задумчиво поджал губы. − Он может сдаться, и заблудиться.
Марс фыркнул, устало всматриваясь в бесконечную дорогу.
− Я вот тоже уже готов сдаться и заблудиться.
Рафаэлло уже хотел было, что-то сказать, но передумал, а Марс не стал вдаваться в подробности. Высадит его на первом перекрёстке и забудет. Вот только как же этот перекрёсток далёк. Зато теперь Марс знает, что он существует.

Так они ехали в молчании несколько минут. Стрелка на часах миновала полночь, на небе даже луна была затянута тёмным саваном облаков. Не самая приятная ночь, думал Марс, вспоминая о пресловутом языческом празднике.

***

Как оказалось, на обочине попадаются не только кучерявые парни в пончо.
В ярком свете фар блестящее платье девушки искрились, как звёзды. Держа под мышкой маленькую сумочку, она зажимала в руках несколько банкнот и голосовала. Марс ударил по тормозам быстрее, чем до его мозга дошло – одинокая девушка на дороге попала в беду.
Он сдал назад.
− Что ты делаешь? – возмущённо завертелся Рафаэлло. − Ты не видишь…
− Так, кучерявый, давай быстро, на заднее сидение.
− Но, Марс, она…
− Быстро, я сказал, а то высажу тебя тут.
Рафаэлло заворчал, смерил его таким взглядом, которым можно было и убить, но перебрался назад и плюхнулся на сидение.

− Я тебя предупреждаю…
− Моя машина – мои правила.
Это было сказано прямо перед тем, как он опустил окно, где недавно сидел Рафаэлло, а девушка грациозно склонилась к нему. Смуглая, с тёмными пышными волосами, разметавшимися по плечам; тёмная помада только придавала загадочности её образу роковой красотки. Но Марса не это привлекало: его взгляд приклеился к глубокому декольте, где было видно даже ореолы сосков.

Она протянула ему банкноту.
− За твою улыбку я подвезу бесплатно, − подмигнул Марс.
На заднем сидении Рафаэлло издал то ли хрюк, то ли храп, но Марс не обратил на него внимания, зато девушка опасливо посмотрел на заднее сидение.
− Он гей, − нашёл Марс, как успокоить девушку.
Та сдержанно улыбнулась и залезла в салон. Из-за её короткого платья она неуклюже согнулась. Но Марс этого не заметил: красивая девушка рядом, от которой пахнет настолько приятно, что не будь сейчас постороннего на заднем сидении, он бы предложил ей более интимное знакомство.
− Что такая красивая мисс делает на дороге? – начал Марс первым.
− Поругалась с парнем,− вздохнула она. − И этот козёл бросил меня.
− Действительно козёл,− согласился Марс,− А как вас…
− Нутелла,− она протянула ему руку − явно не для рукопожатия и, прежде чем Марс успел взять её, его опередил Рафаэлло.

− А меня зовут Рафаэлло, − он так сжал её руку, что Нутелла нервно задёргала ей.
Её лицо исказилось в брезгливой гримасе.
− Эй, ты чего? – Марс разбил их рукопожатие. − Делаешь девушке больно.
− Марс, она не…
− Но вы же не бросите меня, − Нутелла выглядела такой несчастной и так преданно смотрела на Марса, что тот кивнул.
Нет, он никогда не бросал девушек, особенно девушек в беде и в таких платьях.
− Так и знала, глядя на вас, сразу понимаешь, это мужчина,− лепетала Нутелла.

Марс даже выпрямился и улыбнулся; весь его вид кричал «мачо». Рафаэлло на заднем сидении тоже заметил и только скептически фыркнул, а потом начал щипать его за бедро. Марс несколько раз покашлял, мол, отстань, но Рафаэлло продолжал.
Нутелла всё о чём-то разговаривала: её голос был таким приятным и нежным, что Марс ощущал, как в голове словно стелется туман. Он то и дело ловил себя на мысли, что съезжает с дороги.

− Марс, − навязчиво звал его Рафаэлло, и это как будто отрезвляло.
Раздражённо он поправил переднее зеркало, чтобы Рафаэлло увидел его хмурый взгляд. Тот, похоже, даже и не понял − жестикулировал ему что-то непонятное. В конце концов, он разобрался, что Рафаэлло указывает на ноги девушки. Марс даже улыбнулся и покачал головой. Оказывается, у Рафаэлло тоже были пошлые мысли.

Марс включил свет, из-за чего Нутелла зажмурилась. Сам он сделал вид, что что-то ищет в бардачке. Платье едва прикрывало её бедра, и Марс втайне наслаждался зрелищем, задержав взгляд на округлых коленях, мохнатой коричневой шерсти и чёрных копытах. Стоп!
Шерсть и копыта?
Марс закрыл бардачок и, почти не сгибаясь, занял своё место и выключил свет. Он бросил короткий взгляд на Рафаэлло, который обеспокоенно смотрел на него. В голове было ни единой мысли, кроме, пожалуй: «Показалось».
− Что-то не так? – интонация голоса Нутеллы изменилась.
Марс это ощутил по тому, как у него встали дыбом волоски на шее.
− Нет… всё в порядке, − сглотнул Марс.
На своём бедре он ощутил тёплую ладонь Рафаэлло.
Марс резко тормознул машину, так, что не пристёгнутая Нутелла чуть не улетела в окно. Хотя лучше бы, наверное, улетела.

Она медленно отстранилась от панели и посмотрела на Марса. Её лицо стало странным: смуглая кожа будто бы потрескалась, а тёмные губы исказили в оскале.
− Что-то с колесом, − как ни в чём не бывало сказал Марс, стараясь чётко проговаривать слова. – Давайте выйдем из машины, мне надо посмотреть.
Нутелла нахмурилась, но Марс старался вести себя естественно. Подумаешь, девушка с копытами, да он таких каждые выходные возит на местное родео. Хотя нет. В висках стучал пульс. Может, это всё его усталость, и он тут зря паникует?
В машине повисла тишина: все смотрели на него, будто ожидая его действий, а Марс ощутил себя будто приклеенным к сидению. Приятный запах, исходивший от Нутеллы, изменился, и сейчас Марс чувствовал, будто находится в деревенском сортире. Здорово! Теперь к визуальным можно добавить ещё и обонятельные галлюцинации?

Рафаэлло завозился, выходя из машины первым. Глядя на это, Нутелла последовала его примеру. А Марс так и сидел, вцепившись в руль. Как только она хлопнула дверью, Рафаэлло вмиг запрыгнул обратно.
− Быстрее! – заорал он, хлопнув Марса по плечу. − Заводи!
Его как будто включили, сняли все тормоза, и Марс надавил на газ, срываясь с места с громким скрежетом.

Кажется, свои силы он переоценил, сбавляя скорость уже через несколько минут после бешеного старта. Что за чертовщина происходит? Какие копыта у девушки? В зеркале заднего вида погони не наблюдалось. Всё это игра воображения уставшего мозга.
− Что ты делаешь? – обеспокоенно спросил Рафаэлло, подпрыгивающий на заднем сиденье. − Гони давай!

Марс уже хотел было предложить Рафаэлло заткнуться, когда боковым зрением уловил движение рядом с собой. Повернувшись, он увидел её. Нутелла бежала рядом.
− Ты тоже меня бросаешь, козёл?
Марс сглотнул.
− Кажется, мы друг другу не подходим, − пробубнил он, теперь отчётливо видя её копыта.

Её прекрасный голос превратился в дикий рёв, а затем она пошла в наступление, со всей силы бортанув машину. Едва Марс успел её выровнять, Нутелла прицепилась за дверь. Она цеплялась за него, пыталась схватить руль, пока не оступилась. Но продолжала держаться за дверь, волочась по дороге.
Марс резко вывернул машину, затормозив, и от этого манёвра Нутелла разжала руки и покатилась кубарем. Не дожидаясь того, как она встанет, Марс погнал вперёд.
− Выключай фары, − крикнул Рафаэлло,− и съезжай с дороги.
− Чего?
− Делай, что я говорю!
Марс подчинился. Проехав несколько километров по бездорожью, Рафаэлло попросил остановиться.
− Да она же нас…
Рот Марса тут же зажали. Они стояли в темноте, но вскоре глаза привыкли, и Марс отчётливо видел очертания и дороги, и горизонта. Вскоре они услышали гулкие скачки, потом увидели мелькнувшую тень, топтавшуюся на месте. От её пронзительного рева стало холодно внутри. А затем они увидели, как тень унеслась вдаль по пустыне.
− Что это было? – процедил Марс, когда Рафаэлло убрал руку от его рта.
− Откуда мне знать, ты что, её ног не видел?
− Какие ноги, у неё декольте до пупка, мне не до ног было, − прошипел Марс. Отчего-то они говорили тихо. – А ты как заметил?
− Наверное, потому, что я гей, − зло процедил Рафаэлло.

Марс скривился и хотел было сказать, что это всего лишь шутка, но промолчал. Сейчас голову забивал образ этого гомункула. А потом вдруг нахмурился, повернулся к Рафаэлло.
− Ну-ка показывай,− процедил он.
− Чего показывать? – Рафаэлло ухватился за ворот совей одежды.
Марс сам задрал полы пончо. Ничего особенного, обычные ноги в белых брюках и кроссовках. Марс вздохнул, опустил голову на руль.
− Мне надо закурить,− промямлил он. − Последнюю пачку я выкурит два часа назад.
− Поехали, − попросил Рафаэлло. − Мы слишком долго стоим на одном месте.
Марс устало поднялся, завёл мотор, но тот лишь болезненно заурчал и заглох. Марс повторил попытку, и тогда его взгляд упал на датчик бензина. Ноль.
− Подтолкнёшь?

***

Воздух был горячим и тяжёлым, казалось, при вдохе он не помещается в лёгкие. Ни единого дуновения ветерка. Они будто плавились на медленном огне.
Машину толкали неспешно, но Марс думал, что зря. Заправка была не то, что недосягаема − её на этом шоссе, похоже, совсем не было.
− Так ты откуда сам? – поинтересовался Марс.
− Издалека, − улыбнулся Рафаэлло. − Я в этих краях никогда не был, но когда предложили, тут же согласится.
− Что-то как-то расплывчато, − буркнул Марс.
Но Рафаэлло на все вопросы о себе рассказывал расплывчато, не называя конкретного города или года. По-прежнему все, что Марс знал о нём, это имя и конечная цель пути.
«Хоть копыт у него нет».

Правда, поглядывая в его сторону Марс не был в этом уверен. Зачем ему длинное пончо в такую жару? Но потом эти мысли отогнал. Если он кому-нибудь расскажет о девушке с копытами, друзья точно подумают, что он спятил. Но с копытами… Марс никак не мог поверить в это. Наверняка ему показалось, просто устал. Надо было брать билет на автобус.

− Марс, смотри!
Впереди сверкали огни. Яркие и мигающие, они не двигались, поэтому Марс решил, что это точно либо заправка, либо отель, хотя вероятней и то и другое. Это было просто подарок, невероятный и самый лучший.
− Прибавим ходу, − с натугой пробормотал Марс, наваливаясь на машину.
− Но я думаю, нам лучше…
− Толкать до перекрёстка?
У Марса уже футболка пропиталась потом.
− Да, ты прав, прости.
Марс покачал головой.

Видя, как их цель становится ближе, силы у Марса как будто прибавлялись. Он почти бежал, а машина казалось легче пёрышка.

Это была заправка, как он и предполагал, с небольшим, уже закрытым, магазином. Но яркие фонари так радовали глаза, что Марс наслаждался их светом. Цивилизация была уже совсем близко.
− Чего надо?
Марс обернулся − должно быть, это хозяин заправки. Выглядел он не очень приветливо.

Идеальный образ из фильмов ужасов: в клетчатой рубашке с отодранными рукавами, которая демонстрировала его цветную татуировку на бицепсе – морду льва, страшно разевающую пасть. Соломенные волосы, небольшая бородка и пронзительно смотрящие глаза. Марсу показалось, что он сканирует их. По его взгляду он понял, что интереса не представляет, а вот на Рафаэлло он обратил особое внимание. Марс даже заслонил его собой, протягивая деньги.
− Полный бак.
Леон, а именно так Марс мысленно обозвал этого парня, снова смерил его пронзительным взглядом с головы до ног и, забрав банкноту, подсоединил шланг к баку.

Рафаэлло обнимал себя руками и всё время смотрел себе под ноги. А вот Леон глаз с него не спускал, но при этом молчал. Нет, он не стоил ему глазки или ещё что-то − он просто смотрел. Так, как смотрят на вещь и думают: взять или нет.
Но пока что Леон никаких попыток не предпринимал, что к лучшему.
− Тут есть телефон? – Марс огляделся.
− Три бакса, и я продам тебе жетон, − Леон оскалился. − Но только один.
Марс нахмурился, достал деньги.
− Для выхода на линию нажми сначала три шестёрки.
Марс приподнял брови, покручивая в руках странный желтый жетон − тяжеловатый, кажется действительно золотой. На нём не было цены: просто на одной стороне морда льва, а на другой − пентаграмма.
− Марс, не уходи,− тихо позвал Рафаэлло.
− Жди возле машины, я меньше чем на пять минут.
− Можно я с тобой?
− Будь здесь, следи за датчиком, не хватало, чтобы эта киса нагрела нас с бензином.
Рафаэлло хотел сказать ещё что-то, но Марс уже направился к телефону.

Старый аппарат зелёного цвета − ещё с барабаном, без кнопочек − висел с боку закрытого магазина. Марс вначале сомневался, но была одна попытка, да и три бакса пропадут в пустую, если он не попробует нажать эти три шестёрки. Длинные гудки, долгие, но ровные, а потом заспанный голос сестры.

− Привет, крошка,− улыбнулся Марс, уже представляя лицо Баунти без косметики.
− Марс, какого чёрта? Ты хоть знаешь, который час?
− Знаю, поздно, но просто хотел услышать твой голос, не могу дозвониться с сотового.
− Почему не можешь? – он услышал пощёлкивания. Наверняка Баунти проверяет связь и пропущенные вызовы,− у меня всё в порядке. Ты где?
− Ты не поверишь, но сейчас я направляюсь к вам.
− Господи, Милки и Киндер так ждут тебя… Может, мне забрать тебя? Где ты находишься?
− Это место… − Марс ощутил под ногами что-то мягкое, попытался топнуть это, и раздражённо посмотрел вниз.
Человеческая рука, торчащая из-за подвальной решётки. Сердце ухнуло в пятки.

− Марс? Что случилось, Марс?
Марс и сам не знал. Рука крепко держала его за подол джинсов.
− Погоди, крошка, я перезвоню, – он повесил трубку, невзирая на настойчивый зов.
Сглотнув, Марс опустился на корточки, чтобы осторожно отцепить от себя испачканную в грязи руку.
− Помоги мне, − раздался тихий шёпот.
Марс не хотел его слышать.
− Освободи меня, пожалуйста.
Он увидел лицо пленника, измученное бессонницей; волосы, раскрашенные всеми цветами радуги, торчали в разные стороны. На шее много синяков, от пальцев или засосов – не понятно, но Марс не мог оторвать от него глаз. Что-то в нём ему напомнило Рафаэлло − может, этот просящий взгляд или эта аура невинности, и свет, такой же мягкий, как у его попутчика.
− Ты кто такой?
− Скиттлз, − парень улыбнулся, хотя в том, что он парень было понятно только по голосу, в остальном и ресницы, и губы − девчонка-девчонкой. − Лайон насильно меня тут держит, пожалуйста, не уходи, помоги мне.

Так вот как звали этого хозяина заправки. Марс оказался не далёк от истины. Он огляделся − колонка всё ещё звучала, а значит, пока Лайон занят.
− Слушай, пацан, давай я сейчас вызову полицию, и она всё уладит.
− Она не поможет, Лайон очень сильный, и полиция всё равно сюда не приедет. Просто открой замок и выпусти меня.

Марс не хотел в это ввязываться − это пахло большими проблемами и какой-то гнильцой. Рука Скиттлза продолжала мять его джинсы, и Марс впервые в жизни хотел быть бесчувственным говнюком. Но, к несчастью, он таким не был. Чертыхнувшись, он кивнул Скиттлзу, который даже просиял, и лицо словно посвежело.
− Как до тебя добраться?
− Там тоже есть дверь, − Скиттлз указал на маленький деревянный сарай позади Марса. − Дверь, правда, очень скрипит. Будь осторожен, я буду ждать здесь.

«Конечно, куда же ты денешься», − подумал Марс, но озвучивать не стал.
Крадучись, он добрался до сарая, огляделся по сторонам и прислушался. Мотор колонки всё ещё гудел и, похоже, Лайон с Рафаэлло разговаривали. Не на повышенных тонах − это уже радовало. Отперев дверь, которая и правда скрипела, Марс быстро прошмыгнул внутрь.
От увиденного Марс даже опешил. Сарай был переполнен всевозможными капканами, винтовками, сетями. Этот Лайон активно увлекался охотой.
Вход в подвал оказался прикрыт коробкой с гарпунами. Отодвинув её, Марс спустился внутрь.
− Я здесь! – раздался шёпот, и Марс направился на звук.
Подвал оказался сухой, чистый и даже тёплый. Кроме бокса, где находился Скиттлз, тут было ещё несколько, но они пока пустовали. Марс поёжился, подумав, что одна из них уготовлена ему, а оказаться тут он не больно-то и хочет.

Как отпирать камеру Скиттлза, Марс не представлял и вообще подумал, что он полный идиот, нужно было просто уйти вызвать полицию − и пускай бы они разбирались. Но к его удивлению, на двери камеры не было замка.
− Что за чёрт, − буркнул Марс. − Ты хоть пробовал сам её открыть?
Он с лёгкостью толкнул дверь, но Скиттлз не двинулся с места.
− Меня не дверь держит, а это, − он указал на пол возле двери.
Марс вначале даже не заметил, только когда опустился на корточки. Волосы. Судя по всему, они принадлежали Лайону.
− На его волосах заклятие,− объяснил Скиттлз, хотя для Марса это было не объяснение.
Тонкий волос был аккуратно уложен по периметру камеры, удерживаемый маленькими камешками. Марс, что-то проворчал, смахнул волос с дороги и отряхнул руки.
− Ну, вот и…

Он не успел договорить, как Скиттлз прильнул к нему так быстро и коснулся губ, и Марс застыл как вкопанный. Это был, наверное, самый нежный поцелуй в его жизни. У Скиттлза блестели губы, когда он отстранился.
− Спасибо тебе, − улыбнулся он, крепко держа его за руку.
− Слов было бы достаточно, − сглотнул Марс и потянул его к выходу

Свобода встретила их нерадостно. Лайон тащил Рафаэлло в сторону сарая.
− Что ты наделал, Марс! – закричал Рафаэлло, но его тут же грубо схватили за горло.
Марс заслонил Скиттлза, поднял руки вверх и не спускал глаз с Лайона. Тот напоминал ему зверя, а с такими только глаза в глаза.
− Отпусти его, и поговорим? – спокойно предложил Марс.
Лайон рассмеялся.
− О чём говорить с тобой, человек? Я сломаю твою шею с одного удара.
При этом он облизнулся. Рафаэлло почти задыхался, пытаясь дотянуться до Лайона. Марс не знал, что ему делать − защищать Скиттлза или кинуться с кулаками на этого льва?
Только Скиттлз решил всё за него.

− Эй, киса! – позвал он и в следующую секунду, рассыпавшись радужной крошкой, очутился за спиной Лайона.

Марс застыл с открытым ртом и наверняка выглядел при этом глупо. Скиттлз мерцал, своим радужным цветом провоцируя Лайона, который рычал и скалился, как настоящий зверь, пока не оттолкнул Рафаэлло. Он рванулся вперёд, вслед за светящейся крошкой, и подпрыгнул, на лету превращаясь в огромного лохматого льва.
− Твою ж мать! – выдохнул Марс, чувствуя, что ноги уже не держат.
Лев рванулся за светом, который, как солнечный зайчик, метался то в одну сторону, то в другую.

− Марс, бежим, умоляю, бежим отсюда!
Рафаэлло валялся на земле, держась за горло. Марс только сейчас заметил его.
− Чёрт!
Он быстро поднялся и, рывком подхватив Рафаэлло, устремился к машине.
Запрыгивая в неё, Марс надеялся, что это будет нормальное топливо, а не радужный песок феи Динь-Динь.
Мотор не просто загудел: он зарычал, как сытое животное. Но в тот момент, когда Марс собирался дать по газам, на капот обрушилась туша льва.
− Быстрее! – поторопил Рафаэлло.

Лайон вцепился когтями в капот. Неприятный скрежет царапал слух, и Марс чуть не перепутал педали, но лев ни как не хотел оставлять их, пока радужное облако вновь не замаячило перед ним. Он подпрыгнул в попытке достать Скиттлза, но тот упорхнул вверх, а лев помчался за ним, исчезая в темноте.
Легко отделались.
Вывеска монотонно мигала, переливаясь радужными бликами, отражаясь от капота поцарапанной машины.
− Кажется, я не заплатил ему, − пробормотал Марс. – Сэкономил.

***

Рафаэлло всё ещё держал правую руку возле шеи. Марс то и дело поглядывал на него, но тот смотрел только вперёд и молчал. Эта тишина напрягало. Марс не понимал, почему, но было такое ощущение, что он в чём-то провинился.
− Ты как? − в очередной раз спросил Марс.
− Хорошо, − всё тот же ответ, когда Марс прекрасно видел и чувствовал, что всё далеко не «хорошо».

Он свернул на обочину.
− Что ты делаешь? – Рафаэлло хмурился, но злым его лицо всё равно не выглядело.
Марс включил в салоне свет.
− Дай посмотреть, что у тебя там.
− Не надо смотреть.
Но Марс и слушать его протесты не стал; потянулся и отвёл его руку, открывая доступ к шее. Рафаэлло сглотнул. На светлой коже красовались яркие синяки и небольшие ранки от когтей. Марс тяжело вздохнул, полез за аптечкой, но ничего полезного, кроме антисептика, там не оказалось.
Встряхнув баллончик, он направил распылитель на раны.
− Ай! – зашипел Рафаэлло и вмиг отпрянул, прикрыв шею.
− Не ври, не больно, − нахмурился Марс, беря салфетку. − Не будь ребёнком, сейчас обработаем, и всё.
Рафаэлло насупился, глядя на него.
− Это из-за тебя, − пробурчал он. − Всего-то надо было остаться рядом или взять меня с собой, а так ты меня бросил, тем самым показав ему, что я ничейный.
− Глупости.
− Ничего не глупости. К тому же ты целовался с этим радужным пони!
Марс автоматически вытер губы.
− Это была благодарность, − зачем-то ляпнул он. − И вообще, почему я перед тобой оправдываюсь, ты мне даже не друг!
− Я твой… − Рафаэлло тут же замолчал, подставив шею.
− Мой кто? − настаивал Марс, вытерев его кожу салфеткой.
− Попутчик, − нашёлся Рафаэлло. − Дай я сам сделаю.
Он забрал у Марса антисептик и салфетки, и он не стал возражать. Только смотрел, как тот морщиться каждый раз, когда жидкость попадает на раны.

***

Три часа ночи.
Марс устал так, что уже готов был плюнуть на всё и заночевать где-нибудь на обочине, но как только он предложил это вариант, Рафаэлло возразил.
− Нет, надо двигаться, уже скоро развилка.
Марс только устало вздохнул и предложил Рафаэлло порулить, но выяснилось, что тот никогда в жизни этого не делал. Можно было выть.
− Я останавливаюсь, я устал, я уже больше не могу, − злился Марс, сворачивая на обочину.
− Марс…
− Топай пешком, если хочешь, а мне надо вздремнуть.
Рафаэлло как-то заметался, а потом вышел из машины, хлопнув дверью так, что стекла едва не выпали из окон.
− Ну и пожалуйста! – крикнул ему Марс.
Рафаэлло пошёл вперёд. Из-за этой ауры тёплого света его силуэт долго маячил на дороге, пока совсем не исчез. Марс некоторое время всматривался, но ничего не увидел. На душе было неспокойно.
И сон к нему не шёл.

Глаза были закрыты, и открывать их совершенно не хотелось, но назойливый скрип под ухом жутко раздражал. Марс приоткрыл один глаз: часы показывали, что прошло ровно десять минут. Он прикрыл глаза всего на десять минут? Скрип повторился, и Марс повернулся к окну в надежде, что это Рафаэлло стоит и изводит его. Но увиденное его насторожило. Ребёнок. Очень бледный, водил по стеклу ногтем, стучался, при этом не сводил с Марса глаз. Как хищник.

Марс нахмурился: лимит его благородства на эту ночь был исчерпан, и сажать кого-либо в свою машину, пускай и этого мелкого, он не собирался. Но всё равно посмотрел в зеркало дальнего вида: копыт у мелкого не было, только зелёный шарф в руках.
Марс опустил стекло. На лице мальчика появилась улыбка, но не та, которая бывает у его племянников, а другая. Злая.
− Чего надо, пацан?
− Конфеты или жизнь? – его голос был тихим и хриплым.
− Чего? – Марс откашлялся.
Какие к чёрту конфеты? Но потом Марс вспомнил про чёртов Хэллоуин, порылся в бардачке, но ничего не нашёл, и просто развёл руками.

− Можно я сяду в вашу машину? Тут страшно, – пацан даже не расстроился. Какой-то он был заторможенный
− Нет, не надо, не хочу объяснять твоим родителям, что я не педофил, – Марс включил свой телефон. Как ни странно, он заработал. − Тебя как звать?
Пацан стоял неподвижно.
− Тик Так,− ответил он неспешно.
− Это в честь часов, что ли? − не удержался Марс, усмехнувшись.
Он думал, что Баунти с мозгами набекрень − дать старшему сыну имя Киндер, но, оказывается, бывает и хуже.
Тик Так не ответил, продолжив молча пялился на него.
− Говори номер телефона родителей, я скажу им, где тебя забрать.
− Вы приглашаете меня внутрь?
− Э… Вообще-то нет.
На лице Тик Така появился оскал, и в какую-то долю секунды Марсу показалось, что блеснули клыки. Но когда острые зубы впились в его шею, он понял, что ему вовсе не показалось.
Марс не успел даже закричать. Голос исчез моментально, а в области укуса растекалось тепло и какое-то онемение. Что-то горячее закапало ему на футболку, растекалось и пахло кровью. Тик Так сдавленно дышал и, казалось, рычал.
− Марс!
Кто-то позвал его, но это было слишком далеко. Марс попытался открыть глаза, но даже это требовало невероятных сил, которые отчего-то испарились. На дороге он увидел свет, яркий, но тёплый; он не резал взгляд, на него хотелось смотреть. Свет приближался, а Марс тянулся к нему.
Что-то сильное ударило машину так, что она чуть не перевернулась. Марс успел только вдохнуть, когда хватка Тик Така ослабла. С громким рёвом он отстранился, и в нос Марсу ударил запах горящей плоти. Он пытался повернуть голову, но свет затмевал всё, а потом померк.

Первое, что привело его в чувство, это то, что кто-то всё ещё высасывает из него кровь.
Марс дёрнулся, но когда понял, что лежит на заднем сидении, а этот «кто-то» − Рафаэлло, тут же затих. Рафаэлло высасывал кровь и сплёвывал её на асфальт.
− Что ты… − язык как прилип к нёбу.
− Нужно убрать яд, − объяснил тот и снова припал к его ране.
Марсу было не больно, но и не особо приятно. Руки Рафаэлло оказались тёплыми и нежными, но пахли той самой горящей плотью, и касался губами он несильно.
− Кажется, всё, − выдохнул Рафаэлло, как после тяжёлой работы.
Марс усмехнулся.
− Каждый день этим занимаешься?
− Кровь перестала быть кислой, и… Нет, не занимаюсь.

Рафаэлло был странным, загадочным и таким тёплым. Даже если он один из упырей этого шоссе и попросит у него печёнку, Марс отдаст её с радостью.
Марс улыбнулся ему − силы возвращались. Рафаэлло сделал тоже самое в ответ, а потом снова наклонился, на этот раз лизнув раны от зубов.

− Ещё никогда мне не зализывали раны,− хмыкнул Марс, поднимаясь.
Голова немного кружилась, а когда он коснулся своей шеи, ожидая не ощутить там приличного куска своей кожи, почувствовал под пальцами почти затянувшиеся царапины. Рафаэлло точно был не самым обычным попутчикам.

Марс посмотрел на него: на губах Рафаэлло остались уже запёкшиеся корочки крови. Наверное, он действовал необдуманно, или что-то ещё им руководило, но он склонился к нему и мягко коснулся их языком. Рафаэлло не оттолкнул его: только чуть приоткрыл губы, будто разрешая большее. Марс и хотел бы − он никогда так не хотел кого-либо касаться. Чем больше он целовал Рафаэлло, тем больше ощущал себя невесомым и чистым; таким, каким он никогда не был.

Марс отстранился, остатки корочек Рафаэлло вытер своим пончо. Несколько минут они молчали.
У Марса было много вопросов к нему. Зачем он вернулся? Как он его спас? Почему уходил? Кто он такой? Что это за шоссе? Марс прекрасно понимал, что Рафаэлло знает ответы на все вопросы.
Но спросил только это:
− Ты в порядке?
В ответ получил кивок.
− Надо ехать?
Снова кивок.
Марс тяжело вздохнул. Ему уже казалось, если он не доедет до того перекрёстка, о котором говорит Рафаэлло, рассвет никогда не настанет.

***
Сон как рукой сняло.
Марс гнал по прямой, не задумываясь, почему дорога пустая и почему периодически мимо них пролетают тёмные тени. На всё плевать, когда есть полный бак и никаких больше остановок.
− Ты даже не хочешь спросить меня, почему я тебя поцеловал? – вкрадчиво спросил Марс.
Он бы никогда не стал об этом спрашивать, но почему-то сейчас хотел знать, что думает Рафаэлло, потому что его лицо ничего не выражало.
Но это оказалось не так. Стоило ему только произнести этот вопрос, как щёки Рафаэлло вспыхнули. Он даже отвернулся к окну, чтобы Марс не заметил.
− Следи за дорогой, − пробормотал Рафаэлло куда-то в сторону.
− На дороге нет других машин, − в доказательство Марс съехал на встречную полосу. − Так что давай поговорим.
Рафаэлло улыбнулся, и Марс принял это за согласие.

Но стоило ему открыть рот, как громкий скрежет и яркие фары будто появились из неоткуда, и старенький грузовичок уже нёсся прямо на них.
Рафаэлло закрылся руками, а Марс едва успел вырулить на дорогу, чтобы избежать столкновения. Машина исчезла в темноте так же быстро, как и появилась.
− Чёрт возьми, − выругался Марс, − чуть не погибли!
Сам он покрылся испариной − уже думал, что не успеет.
− Марс, − настороженно отозвался Рафаэлло, поглядывая назад, − не поминай Чёрта.
Марс нахмурился, взглянул на зеркало. Грузовичок быстро нагонял их, петляя по дороге и мерцая яркими фарами.
− Что за ублюдки? – буркнул Марс.
− Быстрее!
Наверное, это означало, что нет времени объяснять, и допытываться Марс не стал. Он сегодня уже видел многое, поэтому если там сидела какая-нибудь химера, то это будет вовсе не удивительно.
Марс прибавил скорости, но огни, маячившие сзади, не отставали.

Этому грузовичку явно вставили реактивный двигатель. Иначе Марс не мог объяснить, как это ржавое ведро поравнялось с ним, и двое ребят, даже не следя за дорогой, пялились на него.
Марс шикнул, выжимая из машины всё, что мог. Те двое орали в окно, стучали по корпусу кастетами и начали приближаться.
− Чёрт,− выругался Марс, когда вновь избежал столкновения.
Эти ублюдки намеренно вытесняли его с дороги, а потом тот, что сидел ближе к нему, открыл дверь. Он забрал у водителя биту, и Марс едва не вздрогнул от неожиданности, когда тот шарахнул ей по стеклу. Пришлось увести в сторону, съехать с дороги, но из-за неровной почвы машина затормозила.
− Эй, Пикник, они наши! – орал парень с битой своему водителю.
Улыбка у него была до ушей. Марс фыркнул, показал ему средний палец и нажал на тормоз.

− Что ты делаешь? – Рафаэлло, как всегда, беспокоился.
Марс к этому, кажется, привык.
Грузовичок по инерции двигался вперёд. Когда они сообразили, что случилось, Марс уже успел вырулить на дорогу, обогнав их.
Едва они поравнялись, он услышал их крики, и тогда Марс хорошо разглядел водителя. Светлые вьющиеся волосы скрывали пару завитых рожек. Кажется, этот Пикник ощутил его взгляд, и как будто поймал в ловушку, медленно проведя большим пальцем по горлу и указав на Марса.
− Ебать.

Капот задымился, и это было уже совсем плохо. Похоже, столкновение с львом дало о себе знать. Рафаэлло под ухом ныл, что он может сделать, чем может помочь, но сейчас Марс думал, что спасти их может только чудо.
Машина снижала скорость, и вот уже грузовичок снова попытался подрезать их. Марсу пришлось уходить в бок, и на той скорости они во что-то угодили. Марс и не понял, как потерял управление и вылетел с трассы. Неровная почва сделал своё дело, и машина перевернулась. Их закрутило, как в центрифуге − или Марсу так казалось. Он почти вырубился, и где-то в отдалении гудел шум остановившихся колос, звук шагов по песку.

Кажется, у него рассечена бровь от осколков стекла, потому что кровь капала прямо на ресницы.
− Попался, птенчик.
Дверь со стороны Рафаэлло просто выдрали, судя по скрежету − со всем содержимым, а потом выволокли самого Рафаэлло.
− Отпустите! – орал он.
Марс попытался двинуться, но ремень не давал. Он надеялся, что Рафаэлло снова применит ту силу, когда спас его от дорожного упыря, но тот не делал таких попыток.

− Потерпи, Сникерс, успеем пощипать ему пёрышки, − скомандовал Пикник. − Что со вторым?
− Человек, − констатировал тот, будто это была какая-то болезнь. − Скоро точно отдаст концы, – натужно продолжил Сникерс, удерживая Рафаэлло.
− Нет! Марс!
− Хм, а я уже надеялся на улов, − разочарованно произнёс Пикник.
Рафаэлло продолжил кричать, когда они, попутно отпуская пошлости, потащили его к машине. В голове Марса били барабаны, всё тело будто сковало, и он не мог пошевелиться.
− Марс!
Голос Рафаэлло стал другим − отчаянным, полным тоски.
Марс попытался собраться, стараясь не замечать взрывающихся кругов перед глазами и запёкшейся крови на лице. Под сиденьем − он никогда не забывал об этом − лежал его любимый и всегда верный «глок» чёрного цвета.

Они сорвали с Рафаэлло пончо, и Марс на секунду остолбенел.
У Рафаэлло были крылья.
Небольшие, светлые − такое впечатление, что ещё не выросли. Он едва стоял на ногах в луже собственной крови, цепляясь за кузов грузовика, пока Пикник и Сникерс, как падаль, лакомилась его плотью, вцепившись зубами и пытаясь отгрызть крылья.

Марс выстрелил. Не прицелился − перед глазами словно расстелили пелену. Пуля попала в стекло, которое с грохотом рассыпалось, и тогда он привлёк к себе внимание этих чертей.
− Марс… − бледными губами прошептал Рафаэлло.
− Ты говорил, он сдохнет, − огрызнулся Пикник, вытирая окровавленный рот.
− Ну, говорил, − пожал плечами Сникерс. − Я людей первый раз вижу! Всегда считал, что они хрупкие.
Марс выстрелил снова, на этот раз попав в Сникерса. Тот дёрнулся, на секунду застыв. Пикник рванулся к нему, тут же получил следующую пулю, которая, похоже, прошила их обоих.
− Он стреляет в нас! − заорал Сникерс. – Я убью его!
Марс шёл напролом, разряжая обойму. Ему было всё равно, главное − освободить Рафаэлло от этих чертей. Тот сидел на асфальте; его трясло. Крылья окрасились алым, и вскоре он упал.

И в этот момент закончились патроны.
Черти поднялись. Судя по их красным глазам, они собирались порвать Марса на кусочки.
«Пускай попробуют», − решил Марс, вставая в боевую стойку.
Когда-то занимался боксом. Может, он даже успеет сломать демону нос, прежде чем его прикончат.
Сникерс заржал, а Пикник непонимающе уставился, скорее всего, думая, что это какая-то уловка.
− Кто завалит его первым? – усмехнулся Сникерс.
Не дожидаясь ответа, он рванул вперёд. Марс сглотнул, ощущая, будто на него движется поезд. Тот, похоже, собирался взять его на таран, и единственное, что оставалось у Марса, это маневренность, только…

Он не успел отойти, как Сникерс словно обо что-то ударился где-то двух шагах от Марса. Его отбросило. Марс застыл, оглядываясь. Он ничего не видел, но Сникерс бегал по кругу, орал от бессилия и не мог дотянуться до него. Всё время неведомая сила отбрасывала его назад.
«Защита», − понял Марс. И вполне действенная.
Он несколько секунд наблюдал за тщетными попытками Сникерса добраться до него, будто в каком-то комедийном шоу. Потом развернулся и пошёл по направлению к Рафаэлло, встретив всего одно препятствие в лице Пикника. Тот крепко сжимал свою биту, замахнулся, но его оружие разлетелось в щепки, оставив в невесомости яркие белесоватые искры, которые тут же исчезли. И Пикник отступил.

− Это не последняя наша встреча, − улыбаясь, предупредил он.
Марс никак не подал вида, что услышал его. Склонившись над Рафаэлло, он погладил его по холодной щеке. Кожа была почти прозрачной, но ощутив его тепло, Рафаэлло открыл глаза и улыбнулся ему. Подхватив его на руки, Марс зашагал по дороге.

Сникерс снова рванулся за ним.
− Не трать силы, − Пикник спокойно остановил его. − Его поцеловал ангел, а это защита от нас.
− Слушай, Пик, уже…
Они оба посмотрели вверх − среди чёрной глади небес вдали тянулась серая полоса.
− Сделаем это следующем году, когда ворота будут открыты для нас, − пообещал Пикник, прижимая Сникерса к себе. − Мы обязательно сожрём крылья ангела.

***

− Дурак, − сокрушался Марс. − Почему ты не воспользовался своей силой, как с тем упырём?
− На земле я могу только один раз это сделать, − пробормотал Рафаэлло. – Наверное, я тяжёлый?
Марс не ответил − он не чувствовал этого, зато по рукам постоянно текла горячая кровь из ран на маленьких крыльях. Он не знал, что скажет врачу, если они дойдут до него.
− Они ещё растут? – зачем-то спросил Марс.
Рафаэлло кивнул.
− Они бы стали большими, если бы я спас тебя.
Марс грустно усмехнулся. Нет, это ему нужно было быть осмотрительней, быстрее и умнее, тогда бы он спас его крылья.

Они больше не говорили − у Рафаэлло было мало сил, и Марс не тревожил его. Признаться, ему не верилось, что это шоссе закончиться когда-нибудь. Эта бесконечная дорога в никуда выматывала, но Марс упорно шёл вперёд, слушая странные шорохи и шёпот за спиной. Не нужно оборачиваться, иначе демоны могут пойти следом.

Марс не знал, сколько прошёл, но ноги сами подкашивались, немели, и он опустился на колени, прижимая Рафаэлло к себе.
− Сейчас, − шепнул он ему. − Я отдохну немного, и пойдём дальше.
Рафаэлло открыл глаза, провёл холодной рукой по его щетине. Щетина, наверное кололась, и Марсу захотелось побриться.
− Мы пришли, − оповестил Рафаэлло.

Марс нахмурился, присмотрелся.
Всего в нескольких шагах от него находился перекрёсток с указателями.
Марс засмеялся, прижимая Рафаэлло к себе; смеялся уже истерически − будто не надеялся, не верил, а тут настоящее чудо.
− Пойдём, − Марс потянул Рафаэлло за собой.
− Нет, я уже пришёл.
− В смысле? – Марс не собирался оставлять Рафаэлло на этой чёртовом шоссе.
− Ты же понимаешь, Марс, − Рафаэлло опустил голову. − Я должен был встретить одного человека и проводить его до перекрёстка.
Он поднял голову и внимательно посмотрел на него.
– Это был ты.
Марс на секунду застыл, вспоминая слова Рафаэлло о том, что он может сдаться и заблудиться. Действительно мог.
− И что?
Марс не видел проблемы, прошли эту дорогу, пройдут и другую.

− Я не могу идти дальше.
Марс фыркнул, снова поднял того на руки.
− Мне пофиг, кто ты там, домашняя канарейка или ещё кто. Я забираю тебя с собой, и точка.
− Нет, я не могу, я… − Рафаэлло обнял Марса за шею. − Я правда не могу.
− О чём ты говоришь?
Холодные губы Рафаэлло коснулись его виска, оставляя горячий след.
− Но я всегда буду твоим попутчиком на самой трудной дороге.
Он говорил торопливо, повторял одно и то же, пока Марс, не обращая внимания на его слова, нёс его к перекрёстку.
Не собирался он его слушать, «вместе» для Марса означало – рука об руку, рядом.
− Запомни, Марс, − Рафаэлло уже шепнул. − Я всегда рядом с тобой.

Когда он ступил на перекрёсток, Рафаэлло в его руках уже не было. Даже футболка Марса, что пропиталась его кровью, оказалась совершенно чистой. Он коснулся разбитого виска − ни крови, ни раны. Ничего, что бы напоминало прошедшую ночь.
− Раф?

Ответа не последовало, но Марс ощутил дуновение ветра, чего не было раньше. Он сделал шаг в сторону шоссе, откуда пришёл − на указателе оно значилось, как шестьдесят шестое. С виду оно было обычным, и дорога уходила за горизонт. На секунду Марс остановился, и в этот момент раздался звонок. Он удивлённо полез в карман джинсов, обнаружив там забытый в раскуроченной машине телефон. Полный набор палочек для связи, половина зарядки батареи и не намёка на былую неисправность. На экране настойчиво мелькало имя Баунти.
− Да? – неуверенно спросил Марс, всё ещё вглядываясь в то злосчастное шоссе.
− Стой, где стоишь, я уже за тобой еду.
− Но я…
− Я всё выяснила и знаю примерное место, где ты можешь быть, это перекрёсток, он там единственный. Я еду!
Последнее Баунти просто проорала, как будто бы Марс её не слышал, и отключила вызов.

Он стоял посередине, оглядываясь по сторонам. Совершенно один.
Впереди расступались серые облака, пронизываемые яркими лучами солнца. Пришёл рассвет и новый день.
− На трудной дороге, говоришь, − пробормотал Марс и усмехнулся, уперев руки в бока. – Придётся найти дорогу опасней, если это единственный способ увидеть тебя.

@темы: Баунти, Лайон, Марс, Нутелла, Пикник, Рафаэлло, Скиттлз, Слэш, Сникерс, Тик Так, Фики

URL
Комментарии
2015-10-31 в 00:58 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
По-Хэллоуински здорово вышло. Спасибо, Автор!

2015-10-31 в 19:28 

KosharikWildCat, всегда пожалуйста :hween:

2015-11-01 в 01:57 

жизнерадостный прибор
но в глазах его укор
Какой чудесный купорос! Столько ярких, красивых образов, и все такие вхарактерные, так подходят, ну просто слов нет! Правда под конец я чуть не заплакал :tear: Отдельное спасибо за сохранение атмосферы фильма :heart:

2015-11-01 в 20:26 

Корвалол, авв спасибо :sunny: рада, что фик понравился:heart:

2015-11-01 в 20:53 

жизнерадостный прибор
но в глазах его укор
Торт-оборотень, я бы на цитаты весь текст разобрал, но вчера поленился)) Очень смешной момент, где Раф огрызнулся на Марса, после того, как тот обозвал его геем, как Нутэлла бортовала машину, страшновато было, когда Лайон смотрел на Рафа, словно на вещь, которую он хочет взять, прям аж мороз по коже от описания, Скит порадовал своей непосредственностью, и лев на капоте, но когда Марс пошутил по поводу имени Тик Така, я просто в голос ржал))))))) И черти какие же настоящие! мне вспомнился один арт Сай, где Сник и Пик стоят перемазанные кровью, и у Сника на плече чья-то оторванная рука :inlove: прям ащ-ащ)))
Ну и главные герои хороши. Раф невероятно милый, славный ангелочек, и при этом так ненавязчиво огеил вроде бы натурального в самом начале Марса, что даже не возникает сомнений в этой сюжетной линии. И вообще в тексте ни единой натянутости или провисания, потрясающе. Определённо будет одна из самых любимых моих работ (из тех немногих, что я уже прочитал :gigi: )

2015-11-01 в 22:05 

Корвалол, ;-) спасибо ещё раз:squeeze: погладили со всех сторон)))
В моём фаноне Марс бисексуал:secret:
Ох, а я как представлю Рафа с этими маленькими крылышками, мимитер зашкаливает :shy: он как любой ангел-хранитель безумно любит своего подопечного:eyebrow:

2015-11-01 в 22:10 

жизнерадостный прибор
но в глазах его укор
Торт-оборотень, В моём фаноне Марс бисексуал правильно, зачем ограничиваться каким-то одним полом и формой существ :-D

   

Ассорти Хэллоуин

главная